Костюм как искусство

27 августа 2018

Когда мы говорим об антиквариате, то представляем себе старинные предметы: картины, скульптуры, посуду, мебель, книги — восхищаемся мастерством исполнения, мысленно погружаемся в далекую от нас историческую эпоху. Но обычно мы не задумываемся о том, что одежда тоже может быть антиквариатом. Да, чаще всего ее называют «винтажной»: для того, чтобы быть причисленной к более высокой категории, необходим почтенный возраст. А платья, пиджаки и сапоги могут пережить века только благодаря непревзойденному качеству.

Сегодня, когда в мире царит масс-маркет, синонимом высочайшего качества стала технология создания мужского костюма bespoke («сделанный на заказ» англ.), когда он полностью, как и столетия назад, отшивается вручную  — высший пилотаж портновского мастерства.

На протяжении всего XIX века законодателем женской моды была, конечно, Франция. Но для мужчин ориентиром в одежде была Англия. Начиная, пожалуй, с незабвенного Красавчика Браммелла — первого денди, которого не без оснований называли «премьер-министром элегантности». Именно на рубеже XVIII - XIX веков в Англии происходит расцвет портновского ремесла и уникального английского феномена — дендизма.

Наряды денди отличались изысканным фасоном и отменным качеством. Тщательно продуманное цветовое решение и крой, в совершенстве соответствующий контурам тела, превращали костюм денди в настоящее произведение искусства. Мужской костюм состоял из редингота, жилета и длинных панталон, по вечерам в свет выходили, как и положено, во фраке. Обязательными атрибутами костюма считались шляпа или цилиндр и перчатки. Впоследствии костюм неоднократно менялся  и приобретал более современный вид, подстраиваясь под образ и ритм жизни мужчины. К тому же помимо дендизма Англия всегда славилась развитой шерстяной промышленностью, первоклассным ткацким оборудованием и новаторской техникой шитья. Все это привело к возникновению такого понятия, как «лондонский фасон».

Уже тогда на знаменитой лондонской улице Сэвил Роу (Savile Row) располагалось около сотни портновских мастерских, занимавшихся исключительно мужской одежды. Среди клиентов ателье этой улицы были российские императоры Александр II и Александр III, итальянский король Умберто I, французский император Наполеон III, короли Испании, Бельгии и Дании. Больше всего королевских особ было среди клиентов Henry Pool & Co., ателье, которое существует с 1806 года и считается основателем Сэвил Роу.  В 1902 году  оно стало самым крупным на этой улице: в штате были 300 портных и 14 закройщиков, а в год вручную изготавливалось 12000 предметов одежды. Пожалуй, костюм, который носил сам император, мы можем назвать не просто антиквариатом, а музейной ценностью или даже произведением искусства.

Конечно, в XIX веке только очень состоятельный джентльмен мог носить костюм такого уровня: в общем-то, он и был признаком принадлежности его владельца к высшим слоям общества. После промышленной революции, ближе к началу XX века, появилось много готовой мужской одежды, и различия между социальными прослойками стали размываться.



Создание классического костюма вручную сохранилось и до наших дней. На Сэвил Роу, и в некоторых мужских ателье по всему миру мужская одежда создается на основе проверенных веками технологий. Пошив костюма вручную по индивидуальным меркам заказчика называется bespoke — от английского «be speak» — «заранее оговоренный». В отличие от технологии made-to-measure, в которой костюм тоже отшивается специально для конкретного клиента, но по готовым лекалам, bespoke учитывает все физиологические особенности заказчика, и лекала изготавливаются с нуля по индивидуальным меркам.

В bespoke-ателье Tailor Craft создание такого костюма — целый ритуал, в котором главными участниками являются клиент и закройщик-портной. Практически все в таком костюме мастер делает вручную, стежок за стежком. Некоторые удивляются: для чего тратить 80 часов на кропотливую ручную работу, когда можно быстро сшить все на швейной машине? Все дело в качестве и правильной комфортной посадке будущего костюма: индивидуальные лекала, раскрой ткани, подгонка рисунка, ручной пошив. Особое натяжение нити в ручных стежках дарит эластичность элементам костюма, облегчает его — изделие полностью повторяет фигуру заказчика и при этом не сковывает движения. Костюм ручной работы, в отличие от аналогов в магазине, выполняется без использования клеевых материалов на основе специальной бортовки из натурального конского волоса и верблюжьей шерсти.

Зачастую изготовление костюма-bespoke не ограничивается двумя примерками: фактически портной становится скульптором, его задача — идеально посадить костюм на фигуру человека. Конечно, такая одежда — уже произведение искусства, здесь учитывается каждая мелочь, каждая особенность человеческого тела, а качество напрямую зависит от внимания к деталям.

Очевидно, что одежда массового производства не может стать антиквариатом: во-первых, она просто столько не "проживет", во-вторых, об уникальности нет и речи. Костюм-bespoke, наоборот, имеет на это все шансы. Прежде всего, он всегда неповторим и существует в единственном экземпляре, каждый мастер-портной имеет свой почерк, свой индивидуальный стиль, который невозможно воспроизвести и скопировать.

Кроме того, как и в XIX веке, такой костюм нередко передается по наследству: благодаря высококачественным натуральным материалам и идеальному исполнению, он может служить своему владельцу годами. Некоторые английские мужские ателье с вековой историей хранят и с гордостью демонстрируют плоды своего труда, принадлежавшие королям, принцам, писателям и киноактерам. Да и вообще, сложно представить, что кто-то может отнестись к костюму-bespoke небрежно, без должного уважения к высочайшему мастерству, верности традициям и безупречному качеству.